Эволюция

4961 год. Следующая цивилизация. Фрагмент презентации истории Земли для публикации в Глобальной Сети Разума. Полный смысл речи станет понятным после прочтения, минимум, первой главы.

"…

Человечество далеко не всегда было таким, каким мы видим его сейчас. На старте эволюции данный человеку разум делал сначала слабые попытки в борьбе за контроль над приобретёнными за миллионы лет животными инстинктами. Это была упорная, часто очень трагичная и очень продолжительная борьба. На пути к вершинам торжества разума мы неоднократно проходили такие периоды падения, вспоминать о которых не только больно и страшно, но и необычайно стыдно и горько. Но такова была наша участь, и мы должны были пройти этот путь. Путь, временами полный слёз, горя и крови.

Долгие тысячи лет счастье как отдельного человека, так и человечества в целом сводилось к коротким передышкам между боями. Боями с той тёмной звериной сущностью, унаследованной от исходных видов, в которую нас с чудовищной силой увлекала деградация, пользуясь каждой нашей слабостью, ошибкой, падением в результате усталости или недоразвитости, не позволявших с нужной силой противостоять искушениям и внешним испытаниям. Животный страх перед поставленными перед человечеством задачами и требуемым объёмом труда на уровне самопожертвования предательски заставлял нас, подобно примитивным животным, прятать голову в песок в попытке убежать от действительности.

Тысячелетиями тёмная сила сопротивления энтропии пыталась представлять данный человеку разум как тяжкое обременение обязанностью его применения и причину всех его бед. Неприятие возложенной на человека, как на разумное существо, обязанности внедрялось в поколения людей на подсознательном уровне, заставляя уничтожать вокруг себя всяческие проявления гениальности, одарённости и просто стремления не скатываться на животный уровень существования. Древний инстинкт самосохранения, позволяющий выживать отдельной особи, вступал в конфликт с требуемыми нормами поведением человека, как представителя общества, на каждом витке его развития, в каждой цивилизации, в каждом строе, периоде, стадии. Главной причиной для этого противоречия являлось нежелание или неспособность группами посвящённых осознать цели своего существования и существования человечества и полное отсутствие таковой информации для большинства. Иными словами, люди не понимали, для чего они живут в глобальном смысле. Вся сущность существования человеческой особи сводилась в лучшем случае к воспроизводству и жизни и борьбы за блага для своих потомков. В худшем — к получению сиюминутных наслаждений от физических удовольствий, выплеска эмоций, власти, удовлетворения животных потребностей. Целью было получить всё возможное от этой жизни, потому как потом ничего не будет.

Даже способные и готовые посвятить свою жизнь детям, в силу того же непонимания главных целей существования своего и человечества, готовы были переступить через многие нормы и морали и нанести вред ближним и другим людям. И программа эволюции работала таким образом, что лишь немногим, способным оценить всю важность полученного ими дара — разума — и достаточно упорным в желании применить его по прямому назначению, удавалось почти во все времена неимоверными усилиями пробиться через эту стену агрессивной деградации.

Подобно эволюции первых форм жизни эволюция первого разума шла очень медленно. И подобно истории развития форм жизни история развития разума неоднократно проходила тёмные времена и подвергалась вымиранию. Долгие тысячи лет человечество балансировало на грани между возможностью получить будущее и опасностью быть полностью уничтоженным. Тысячи лет унаследованная животная сущность безжалостно уничтожала все данные человечеству откровения и приносимые инструкции, как построить мир, в котором торжествуют справедливость и любовь

Но мы смогли выстоять и пробить дорогу через стену первобытного зла в Светлое Будущее человечества. Ценой больших жертв и усилий. Далеко не все, но наиболее прогрессивная часть человечества прошла через все испытания. Закончились реки слёз, крови и горя.

Так работает программа эволюции. Об основных этапах и наиболее ярких моментах нашей трудной борьбы за право существования и за великое будущее я хочу сейчас кратко рассказать.

Люди воевали друг с другом во всех предыдущих эпохах. Вначале это было порождением унаследованной животной сущности, которой только что привили разум и стали заставлять осознавать своё “Я”. Животная сущность предлагала единственный путь получения территорий и источников существования — ликвидация владеющих ими себе подобных. Люди не научились решать абсолютно все разногласия иными, чем война, путями вплоть до начала текущей эпохи. Но в ранние времена жестокость была нормой жизни всегда и во всём.

Когда люди ещё не осознавали ценность человеческой жизни, они относились к себе подобным как к животным. Любой перевес в силе, любое превосходство приводили к проявлению насилия и жестокости. Во времена изобилия люди убивали людей ради удовольствия, в более сложные времена — использовали в качестве рабов или жертв богам. Осознанию ценности человеческой жизни понадобилось пробиваться через кровь долгие тысячи лет. И это было первой важнейшей задачей для возрастания первого примитивного разума.

Наиболее высокопарное понятие “Любовь” множество тысячелетий практически сводилось к принципу: “не ешьте друг друга физически”, а в конце предыдущей эпохи — морально, интеллектуально, финансово, экономически...”

На экране проскользнули тяжёлые сцены из мрачного прошлого человечества. От войн первобытных племён через гладиаторские бои и толпу, кричащую «Хлеба и зрелищ», через толпу, кричащую «Распни его», и терновый кровавый венец на голове Христа, через рабов на африканских плантациях и толпы голодных и обездоленных, и завершилось ужасом тюрем и войн 20–21-го веков. Постановщикам удалось уместить море слёз и крови в полминуты. Нельзя было более затягивать негатив.

«Выстоять в этой первой глобальной войне человеческого разума помогло другой понятие, которое на подсознательном уровне было определено ещё до человека и до настоящего времени наблюдается у некоторых животных. Это понятие — “Справедливость”. Это сейчас мы отводим ей место среди базовых принципов в основе устройства наблюдаемого нами мира рядом с логикой и математикой. Но, в отличие от математики и логики, это базовое понятие, подобно волнам, не существует в среде, в которой оно не в состоянии распространяться. Среда животного мира, где по программе эволюции всё подчинено главной задаче — выживанию и естественному отбору, — не способна быть проводником справедливости в большинстве её проявлений. Первое человечество возникло в данной среде, но не смогло бы в ней выжить как вид разумных существ. И у нас не было выбора, кроме как перестраивать среду существования для развития и процветания разума и справедливости. И мы с переменным успехом старались делать это во все поколения.

К началу 19 века уже не было повсеместного пролития крови себе подобных в огромных масштабах. Мы постепенно стали понимать смысл данной нам “свободы выбора”, которая загонялась для отдельного человека в рамки окружающей звериной среды и практически была доступна только неимоверно сильным духом личностям — “избранным”, как мы их называли. В итоге, уже в конце предыдущей эпохи, человечеству удалось создать среду существования, где не было необходимости постоянно делать выбор между физическим устранением ближнего и собственным выживанием. Но возникла проблема подобного выбора на бытовом, моральном, нравственном, экономическом, ментальном уровнях. И она оказалась ещё острее. Мы упёрлись в тупик. Мы не в состоянии были понять, как и куда выбираться из углубляющегося во всех сферах кризиса.

В 20-м веке прошлой эры человечество осуществило большую попытку построить общество справедливости, так называемое “коммунистическое”. Это кардинально отличалось от всего, что было ранее. Организация общества уже многие тысячелетия основывалась на созданной людьми сложной инфраструктуре, которая менялась от строя к строю и называлась “государство”. Но в основе его было наделение отдельных личностей властью распределять блага и решать судьбы других людей. И эти личности не могли быть из иного лучшего мира. Более того, почти во все времена во власть прорывались те представители общества, которые в силу отсутствия или ослабления тех или иных принципов, отсталости интеллектуального и духовного развития были в состоянии перешагнуть через уже сложившиеся моральные устои, называемые совестью и порядочностью. Жажда власти и доступа к создаваемым огромным трудом общества благам приводила в эту власть в основном недалёких в умственном и моральном плане личностей, которые, добравшись до этой власти, были ни на что не способны, кроме как воровать и открыто глумиться над всем, что было создано в упорном труде, и над самими людьми. Те отдельные личности, которые стремились во власть с открытым сердцем и с неподдельным желанием принести пользу людям, уничтожались этой властью на всех уровнях.

Противоречие между степенью паразитизма, жадностью и наглостью власти и степенью обнищания и унижения простых людей не могло расти бесконечно. Наступал предел. Целые страны заливались кровью. Власть сметалась. И это называлось революцией. Только люди в революцию качественно не менялись, не эволюционировали, и со временем всё повторялось сначала. В начале 20-го века прошлой эры общество в очередной раз было доведено до края. Группа людей из лучших побуждений и горя неподдельным желаниям дать людям достойную жизнь решила провести управляемую революцию и построить новое общество, основанное строго на принципах справедливости. По планам, новое общество справедливости должно было быть построено в два этапа, и этим этапам должны были соответствовать два общественных строя: “Социалистический” и “Коммунистический”.

В качестве чётко сформулированных для каждого строя идей были выдвинуты, соответственно, принципы: “От каждого по способностям, каждому по труду” и “От каждого по способностям, каждому по потребностям”. Вооружившись столь упрощённой и абсолютно ясной целью, они воспользовались ситуацией в обществе, когда степень обнищания народа достигла предела, встали во главе этого народа и свергли полностью деградировавшую власть. При этом, правда, пришлось залить целую страну кровью.

Успех данного предприятия был основан не только на крайнем обострении противоречий в обществе, но и на том, что в идейном и духовном плане общество было в глубокой стадии деградации. Дискредитировавшие себя сращиванием с властью и искажением устоев веры религии не имели никакого влияния на умы людей. Перед новыми вождями оказалось фактически чистое ментальное пространство, которое они заполнили “высокими” идеями из собственных представлений об устройстве мира, и в которых были полностью исключены принесённые за тысячи лет человечеству откровения и инструкции по построению справедливого общества. Но само понятие справедливости было поставлено во главу, и именно оно обеспечило требуемую для воплощения идей поддержку огромной части общества. Реально же ставка была сделана на основную массу народа, чьи глаза способны были загореться от такой идеи, как “взять всё и поделить”.

Игнорируя базовые постулаты о ценности любой человеческой жизни и любви к ближнему, факт существования предназначения свыше и обязанности применять данный разумному существу мозг, превратившаяся в очередную управляемую толпу большая часть населения бросилась строить светлое будущее изначально на костях своих ближних. Такая огромная цена дала некий положительный результат. Это было единственное за всю историю эпох общество, в котором, хотя и во многих случаях криво, но всё же действовал один из главных принципов справедливости: “общество не может быть счастливо, пока в нём несчастлив хоть один”. Это было единственное время, когда на улицах не было нищих и бездомных, в принципе не существовало голодных и раздетых, но ценой всему было уравнивание в правах независимо от достижений в труде и приносимой обществу пользы. Конечно же, это уравнивание вскорости перестало распространяться на представителей новой власти, но и они, по сравнению со следующим веком, держали себя “в рамках”.

Противоречия, приведшие к краху всех предыдущих строев, стали проявляться и в так называемом обществе справедливости — социализме. И это были не только противоречия между уровнями жизни верхов и низов. Уровень лицемерия и обмана стал превосходить все мыслимые пределы. Воодушевлённые высокими идеями простые люди проявляли такую приверженность идеям и такую жертвенность, которой не было нигде в мире. Но таким уровнем духовного и физического потенциала народа предстояло, как всегда, распорядиться отдельной группе лиц, которая неминуемо деградировала, получив власть. Героизм простых людей позволил поднимать из руин страны после войн и побеждать в этих войнах тех, кого не мог победить весь остальной мир. Но всё, что было добыто такой неимоверной ценой, попадало в руки собственных предателей, пробирающихся во власть по головам и костям и готовых на всё, чтобы эту власть удержать. И деградация опять победила. Но выиграла она только очередную битву.

Мы всё более отчётливо стали понимать, как работает программа эволюции. Но это осознание не могло давать требуемые человечеству силы без понимания, куда мы идём и в чём есть пусть не конечная, но более глобальная цель. Наблюдаемые ранее во многих областях проявления противоречий стали сводиться к одному более глобальному закону, по которому работает программа эволюции. Закон естественного отбора теории Дарвина, закон единства и борьбы противоположностей одного из направлений философии, закон полового диморфизма как противоречие накопительной цензуры и новаторского риска… Нашим уделом всегда был противоречивый путь через конфликт накопленных предыдущей историей норм и правил с новаторским риском, требуемым для движения вперёд. И основная проблема заключалась в том, что для основной части населения всё ещё была закрыта информация, куда и зачем в глобальном плане. А главное, они не стремились и не могли осознавать ничего на данном уровне мышления, и не предпринимали попыток вырваться из притяжения засасывающей их чёрной дыры деградации. Предпочитали верить в “хорошего царя” и счастливую жизнь сытых рабов.

С точки зрения отсутствия самосознания, как неотъемлемой части именно своего будущего, а не будущего потомков, мы практически всё ещё не отличались от животных. И время для этого ещё не настало. После неудачной попытки построить всеобщее счастье командным путём с применением нетерпимости к инакомыслию наступила другая эпоха. В отличие от предыдущих кровавых эпох мы называем её эпохой позора. Свободное от дискредитировавших себя прежних высоких идей и в отсутствие новых общество бросилось бесконтрольно пожирать созданные неимоверными героическими усилиями предыдущих поколений блага, не создавая взамен ничего непатологичного.

Получив лёгкий доступ к дешёвым благам цивилизации, люди поголовно превратились в зависимых от них приматов и проявляли новые рекорды поголовной трусости в страхе их потерять и деградации тупых потребителей. Деградировавшая власть наращивала фискальные и силовые органы и усиливала репрессии. Но людей не убивали сотнями тысяч, как в начале предыдущего века. Людям в основном грозила потеря материальных благ, доступ к которым им слегка приоткрыли и держали на таком уровне, который позволял максимально эффективно людей контролировать. И уже никто во власти не тратил много сил на обман. Хотя народ ещё не называли открыто скотом, всё поведение власти неприкрыто это утверждало. И у истинных носителей разума уже не оставалось сомнений, что результатом этого демонстративного и бездонного раболепства народа станет очередная бессмысленная война, в которой будет утилизирован избыток “пушечного мяса”.

Если участь предыдущих поколений была платой за миллионы жизней себе подобных, на которых они попытались построить счастье для всех, то поколение эпохи потребления конца 20 и начала 21 веков платило своей свободой и будущим за добровольное снисхождение поголовно на уровень животных, существующих только ради возможности пожирать подножный корм и отвергающих любые призывы подумать о будущем и вспомнить о предназначении. Практически в мире осталась в действии одна глобальная задача — создание финансовых потоков. И туда, как в канализацию, под руководством армий всевозможных менеджеров сливалось всё — от простых, но эффективных производств до космодромов, медицины и науки в целом. И настал момент, когда сливать в эти потоки стало более нечего. Остались только сами люди. И власти начали сливать этих людей, полностью забывших все высокие идеи прошлых времён и не перестающих удивляться — “за что?”

Пенсионный возраст повышали выше средней продолжительности жизни, в эпидемии загоняли всех, как скотов, по домам и не оказывали никакой помощи. Прикормленные зажравшейся властью армии силовиков, с добровольным интеллектуальным и нравственным скатыванием на уровень цепных псов, готовы были выполнять любые команды и рвать любого, на кого укажут хозяева. Под угрозу было поставлено выживание всего наиболее соответствующего понятию “разумный человек”, и ещё больше ситуация угрожала всему передовому, что ещё могло выжить в науке и общественной жизни. Транс корпорации готовы были завладеть миром и начать претворять в жизнь планы по принудительному сокращению численности человечества, взяв на себя право решать, с какими признаками поведения людей необходимо оставить. Над существующим на планете разумом нависла угроза, сопоставимая с угрозой “пермского вымирания”. Приближалось что-то важное и грозное. Что-то из тысячелетних преданий о конце света. И в качестве явного признака выступала предсказанная готовность основной массы людей поступиться любыми принципами, “продать душу”, как говорили древние, под самыми распространёнными предлогами: нужно кормить детей, лечить родителей, хотя до самого голода ещё было не близко».

На экране продолжали мелькать неприятные сцены из реалий начала 21 века прошлой эры: снесённые ракетами мирные города, избиение полицией демонстрантов, мусорные свалки, шокирующий ужас больничных палат, одурманенные алкоголем и наркотиком подростки, массовое бегство от действительности в смартфоны и компьютерные игры, бедность и нищета африканских стран, слёзы, океаны слёз и тысячи рук, взывающих к небу в бессилии отчаянья, тех, кто или понимал суть происходящего, или чья неподдельная человеческая сущность изнемогала от духовной и моральной боли, но не позволяла скатиться туда, куда без оглядки падало всё остальное человечество — в «мерзость запустения».

Образ Миры вновь исчез. Фокус вновь отдалился от Земли и пошёл по траектории бумеранга. Новый световой столб был гораздо шире предыдущих и несравнимо ярче. Вспышка при прохождении Земли через него временно сделала экран абсолютно белым. Последний эволюционный скачок и обновление программы. Белая пелена медленно рассеялась, и обозрению представилась уже другая Земля. В более ярких красках и сиянии ауры атмосферы. Завораживающе оптимистичная музыка сопровождает приближение фокуса и проявление лица Миры.

«Не многим из нас было дано это счастье — возродиться в новом, несравнимо лучшем мире на своей же планете, но очищенной от слёз и зла. Нескольким сотням миллионов эволюционировавших людей было открыто знание, которое позволило им выйти на хоть и трудную, но абсолютно ясную дорогу в наше общее светлое будущее человечества. Это было уже не зашифрованное откровение о бессмертии души, а чёткое осознание множества наших воплощений в представителях земного биологического вида, способность погружаться в предыдущие реинкарнации для привлечения того или иного опыта.

Эволюционировать смогли те, кто был в состоянии осознать своё предназначение как истинного носителя разума и, главное, оценить этот дар бессмертия. Те, кого этот дар мог воодушевлять на полный светлых побуждений и неудержимых стремлений путь созидания и развития. Те, кто своими предыдущими жизнями показал свою готовность и способность понимать мир, видеть красоту, любить, жаждать справедливости, следовать светлым идеалам, которые на подсознательном уровне были заложены в каждом из нас. И, конечно же, те, кто был в состоянии не потерять разум от этого дара, а понимать и возложенную на нас ответственность. И прежде всего за тех, кто остался там — в прошлой жестокой эпохе. Тех, кого мы должны один за другим проводить в наш мир, придавая им требуемые качества.

..."